Главная > Библиотека > Публикации > "Покайся, и ты познаешь моего Бога!"

Публикации

17 марта 2022 г.

«Покайся, и ты познаешь моего Бога!»

Вот уже почти 4 года минуло со дня ухода от нас нашего дорогого батюшки Адриана. Господь даровал мне быть свидетелем его необыкновенного служения Богу и людям. 

За 30 с лишним лет жизни в Печорах и работы в монастыре передо мной прошли десятки, а может, и сотни судеб совершенно разных людей, приезжавших за духовной помощью к старцу. Если начать рассказывать о каждом — наберется целая книга историй о чудесной помощи, которую они получали от отца Адриана. Помощь эта являлась сразу, да и сегодня можно свидетельствовать о том, что старец не оставляет нас своими молитвами. 

При внешней строгости, даже суровости, и углубленности в себя, батюшка Адриан был необычайно добр и сострадателен. Много раз, обращаясь к нему за молитвенной помощью для себя или кого-либо, видела его горячий отклик и абсолютную сосредоточенность.

Вспоминается один случай. Однажды позвонила знакомая, живущая в Европе, и очень просила молитв за нашего дипломата, арестованного там по ложному обвинению. Дипломат этот был из потомственных; пятно ложилось на всю семью, не говоря уже о нем самом, готовым наложить на себя руки от такого позора. Молодой человек, отец двоих детей — он только пришел к Богу, начал исповедоваться и причащаться; и такое серьезное испытание было ему ниспослано. Передав отцу Адриану просьбу, я увидела, как он весь внутренне собрался: «Самоубийство — грех страшный, нельзя! Буду молиться за него!»

Спустя какое-то время знакомая позвонила вновь, рассказывая о своих проблемах. На мой вопрос о том человеке ответила: «Да слава Богу, доказали, что обвинение ложное; его освободили». Говорю: что ж не позвонила, я бы поблагодарила батюшку за молитвы… 

Вспоминая свою жизнь при старце, сожалею о том, как редко его благодарила, воспринимая постоянную молитвенную помощь, как нечто само собой разумеющееся. «Живёте здесь, как под хрустальным колпаком», — говорила приезжавшая к отцу Адриану моя знакомая. Точнее не скажешь: именно «хрустальный колпак» благодати Божией, носителями которой были в том числе и другие наши дорогие старцы, которых посчастливилось мне застать: отец Серафим, отец Иоанн, отец Феофан, отец Досифей, отец Александр… 

Мы знаем множество случаев молитвенной помощи старца Адриана, но есть и такое, что не определяется разовым чудом. Это постепенное изменение всей жизни человека и направление его по единственно правильному пути — пути к Богу. И на этом долгом и многотрудном пути старец принимал на себя всё: упорство и нежелание чада идти спасительным путем: непослушание, ропот, а иногда и предательство. 

Путь послушания — нелегок; враг не хочет нашего спасения, постоянно испытывая нас различными искушениями. Часто о. Адриан поручал, на первый взгляд, абсолютно неисполнимое. Поначалу это вызывало обиду и недоумение. Я даже спрашивала духовно опытных священников, чего хочет добиться от меня старец этим. Один объяснял, что батюшка — ученик Глинских старцев, а те часто намеренно испытывали своих чад скорбями. Другой, выпускник Духовной академии, по долгом размышлении, дал и вовсе неожиданный ответ: «Отец Адриан – это темный лес…». 

«Темный лес» — точнее не скажешь, ведь на вопросы, почему он делает то или другое не так, как все остальные монахи, старец часто отвечал: «Они не отчитывали». 

Батюшка много лет, еще во время пребывания в братии Троице-Сергиевой лавры, по благословению Святейшего Патриарха Алексия I совершал особый молебен, во время которого читал заклинательные молитвы на изгнание из человека падших духов. Митрополит Тихон (Шевкунов) в своей книге «Несвятые святые» рассказывает, как именно отчитка стала причиной перевода отца Адриана из лавры в Печоры, что называется, «с глаз долой».

В начале 1990-х годов отец Адриан еще продолжал отчитывать бесноватых, коих в Печорах было довольно много со всех уголков страны. Не поверите, но до сих пор в обитель пишут, звонят с вопросом: отчитывают ли у нас бесноватых? И сообщают, что их благословили обратиться в Печоры их духовники. Когда отвечаем, что отчитки не проводятся с 1991 года, очень удивляются. 

Об отце Адриане я узнала от своей знакомой, которая в конце 1980-х очень глубоко стала изучать буддизм, но после поездки в Псково-Печерский монастырь и встречи со старцем Адрианом вернулась оттуда совершенно другим человеком: старец принял ее покаяние, совершил чин присоединения к Православной Церкви. Рассказывала она и об отчитках. Прослушав ее рассказ, как нечто фантастическое, я решила, что надо бы когда-то тоже съездить и увидеть все это своими глазами. По словам моей знакомой, в Печоры, поближе к старцам, в последнее «смутное» время Перестройки съезжаются москвичи, питерцы, среди них и люди творческих профессий. Позже, познакомившись с собравшимися в Печорах людьми и анализируя причины нашего сюда попадания, мы в шутку называли это «Репкой»: когда «бабка за дедку, внучка за бабку» и т.д. 

Случай съездить в Печоры неожиданно представился очень быстро: необходимость была у моей попавшей в беду подруги; я же ехала просто так, за компанию. 

Сидя в очереди на прием к отцу Адриану и наблюдая, как маленький седой старичок приглашает зайти очередного посетителя, я решала: что же спросить у него? В то время мне предложили составить сборник из житий святых детей. Вот и спрошу благословения на книгу, — решила я. 

Зайдя в маленькую каморку и очутившись с ним, что называется, глаза в глаза, я обратилась к нему с этой просьбой. Но получила совершенно неожиданный ответ… Это было подобно вспышке: время в тот момент сжалось или растянулось — может, прошло несколько секунд, а может, час. За этот отрезок времени моя жизнь перевернулась абсолютно, словно песочные часы, хотя в тот момент я еще этого не осознавала.

А на следующий день после разговора со старцем мы попали на отчитку, где открылся совершенно явно другой мир. И стало очевидно, что после увиденного невозможно выйти и пойти жить как прежде, бездумно и безответственно: Евангельская притча о Гадаринском бесноватом обрела реальность. И то, что этот невидимый мир, где идет жестокая борьба за человеческую душу, смертельная борьба, существует, было показано наглядно. 

Было одновременно страшно, но и до слез жалко этих несчастных. А старец, как бы не замечая творившийся вокруг ад, продолжал сосредоточенно молиться. Невозможно было смотреть на страдания бесноватых людей, детей, подростков, на их еще молодых, но почерневших от горя родителей — всю отчитку я проплакала. 

Меня поразила тогда девочка-подросток, зарычавшая мужским голосом, как только батюшка Адриан начал читать заклинательные молитвы. Рядом стояли седые и согбенные, словно глубокие старики, ее родители. Позже я узнала, что семья была вполне благополучной: отец — главный инженер крупного завода, мать — домохозяйка; жили безбедно. Дочь отлично училась, но в какой-то момент заболела — и вся жизнь семьи перевернулась… 

Многие священнослужители упрекали отца Адриана за отчитки: не стоило, мол, тратить столько сил. Но старец был невероятно сострадательным, воспринимавшим чужую боль очень остро; и именно этим объясняется его невероятный подвиг помощи страждущим на протяжении всей жизни. 

«Молиться за бесноватых — значит ‟кровь проливать”», — писал в 1991-м году отцу Адриану старец архимандрит Софроний (Сахаров), отвечая ему на вопрос о том, стоит ли продолжать отчитки. Батюшка в то время «проливал кровь», помогая больным, поток которых в разы увеличился после телевизионных «сеансов» разного рода экстрасенсов. Но, получив облегчение, эти люди уезжали и продолжали жить без покаяния, без Церкви. А именно за это и ратовал старец, «проливая кровь». 

«Возможно, что вы сейчас, после столь многих страданий, уже не имеете сил. Поэтому, если это возможно, отказывайтесь от этого подвига», — советовал отец Софроний. 

И отец Адриан послушал совета опытного отца Софрония и закончил проводить массовые отчитки. Знаю, что в исключительных случаях, по архиерейскому благословению, он отчитывал кого-то келейно. Но служить литургию продолжал неукоснительно два раза в неделю. 

О том, что он будет помогать больным и от этого сильно болеть, отцу Адриану в 1949-м году предсказал преподобный Кукша Одесский, в то время живший в Почаевской лавре. Батюшка рассказывал о своей поездке в Почаев, как старец Кукша предсказал, что он будет помогать больным — и за это претерпит гонения. Старец тогда благословил его, мирянина, перед отъездом причаститься 3 дня подряд. Но за воротами лавры Алексея (мирское имя отца Адриана) ждало испытание — его арестовали для выяснения, зачем молодой человек приехал в лавру. «Избили меня сильно, подвесили, чтобы не сопротивлялся. Ударяя меня в окровавленное лицо, милиционер спросил: ну, и где твой Бог, чего Он тебе не помогает?» — рассказывал старец. «Я ему ответил: покайся, и ты познаешь моего Бога!»

Покайся, и ты познаешь моего Бога! Каждый раз, выходя на отпуст в конце литургии, отец Адриан говорил о покаянии. О том, что смиренное понимание своего несовершенства должно быть у человека постоянным. 

«Сейчас время гордых», — часто говорил он. «Бес гордыни возымел очень большую власть над людьми. Помни, Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (ср. 1 Петра 5, 5). 

Сам старец все время себя уничижал: «Какой я старец? Вот были старцы в Глинской пустыни – это были старцы! А я так, головёшка обгорелая…». Или же частенько говорил: «Я неграмотный. Вот Иван (так ласково называл он старца Иоанна (Крестьянкина)) — грамотный; спросите у него». Этот миф, что он «неграмотный», старец все время поддерживал. А о том, что, будучи в братии Троице-Сергиевой лавры, он учился в семинарии, замалчивал. Но как-то в беседе о толковании слов одной из молитв оговорился: «Когда перевожу с древнегреческого или с древнееврейского…» — и осекся на полуслове, увидев мое изумление… 

Тридцать с лишним лет назад, когда я по благословению отца Адриана переезжала из Москвы в Печоры, сталкиваясь с разного рода препятствиями, то просила молитв у всех наших монахов. И однажды на мою очередную просьбу схииеродиакон Андроник (в то время иеродиакон Антоний), постоянно служивший со старцем, ответил: «Помолюсь, конечно, только что моя молитва? Знай, есть старцы, которые молятся за свой монастырь; есть те, кто молятся за всю страну; есть те, которые молятся за весь мир. А есть молитвенники за всю Вселенную. Вот, твой духовный отец — из таких».

Митрополит Тихон (Шевкунов) говорил: 

«Плод духовный — это не чудеса; это не изгнание беса. Плод духовный — это истина. Это то, что было в отце Адриане; о чём говорит апостол: ‟Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера” (Гал. 5, 22). Этими плодами изобиловал отец Адриан до скончания своей жизни. Именно этим он будет памятен нам. Именно этим вечная память у Бога, Который созидает бессмертную душу человека в вечность, будет вечной славой и принадлежностью отца Адриана». 

Вечная память дорогому старцу Адриану! 

Вера Спиридонова,
сотрудник Псково-Печерского монастыря.

17 марта 2022 г.

 

 

 

 

Смотрите также

17 июля 2022 г.
Великая княгиня Елисавета в Псково-Печерском монастыре
В 1910 году великая княгиня Елисавета впервые посетила древнюю Псковскую землю и поклонилась псковским святыням
24 июня 2022 г.
«Я всех вас люблю. За всех молюсь. И всем вам желаю спастись. Аминь»
24 июня 1979 года — день преставления схиархимандрита Агапия (Агапова). В день памяти батюшки приводим несколько его писем своим духовным детям.
9 июня 2022 г.
Твердыни Отечества: монастырские стены на службе у Петра I
В 2022 году отмечается 350‑летие со дня рождения Петра I. Незаурядная личность великого государственника оказала влияние и на внешний облик Псково‑Печерской обители...