Главная > Библиотека > Публикации > О пристрастном чтении и игре слов: разбираем перевод книги «Несвятые святые» на английский язык

Публикации

О пристрастном чтении и игре слов: разбираем перевод книги «Несвятые святые» на английский язык

10 лет назад читающей публике был представлен перевод книги «Несвятые святые» на английский язык, выполненный Джулианом Лоуэнфельдом. Перевод вышел поистине блистательным. Книга Everyday Saints сразу же собрала массу лестных отзывов по всему миру, а самое главное — получила американскую премию, то есть признание самих носителей языка.

Самый взыскательный читатель — это, как принято считать, переводчик. От него не ускользают никакие оттенки смысла, не останется незамеченной ни одна игра слов. В самом деле, чтобы воссоздать чужой текст, нужно как никто другой видеть замысел и чувствовать авторские конструкции.

А что если понаблюдать за тем, как рождается перевод? Как переводчику удается пройти между авторской Сциллой и читательской Харибдой? Как не обращаться с текстом оригинала дерзко, перекраивая его на свой лад, но в то же время добиться не просто «читабельности», а того самого чувства, что это и не перевод вовсе, а самостоятельный прекрасный текст?

Здесь важна умеренная трепетность. Если переводчик благоговеет перед автором настолько, что оставляет в тексте тот же порядок слов, он перестает быть мастером. А если «приподнимается» над текстом, чтобы перевести не букву, а дух, или по выражению переводчика Джулиана Лоувенфельда, «мурашки», то осваивает новое пространство.

Тем интереснее разбирать переводческие решения. Если сопоставить тексты оригинала и перевода, то высота и глубина предстанут во всю ширь христианской души, у которой нет национальности. В этом-то и проявляется талант: чутко уловить авторские интонации и идеально проаккомпанировать; знать, от чего избавиться, чтобы текст не выглядел тяжеловесным, а что — развернуть в дивную иллюстрацию.

Увидим это на примерах.


Реалии церковные и бытовые

В церковной среде — множество бытовых реалий, специфических терминов, которые в русском языке воспринимаются естественно. Но если к названиям, например, монастырских должностей и служб не добавить пояснение, англоязычный читатель просто не поймет, о чем речь. Скажем, к слову «акафист» есть пояснение, что это молитва; а к слову «скуфья» — что это головной убор. Или, например, как объяснить, что такое схимническое правило или «Неусыпаемая Псалтирь»? Только добавлением существенных деталей: строгое правило, непрерывное чтение.

Эконом

Econom — steward of the monasteryуправляющий»]

Скуфья, клобук

Skufia — clerical cap, klobuk hatголовной убор»]

Акафист

Akathist prayers [«молитва»]

схимническое правило

strict prayer rule [«строгое молитвенное правило»]

читал Неусыпаемую Псалтирь

I read the Holy Psalter unceasingly in the special prescribed rite

Оставляя в переводе привычное обращение «владыка», важно объяснить, что это неформальное, типично русское, эмоциональное обращение к архиерею:

«Да что вы, Владыка, вам еще жить да жить!»

 

“Why, Vladyka”—this is what Russians call their bishops, an affectionate word meaning “Sovereign,” “Master,” or “Your Grace”—“you have a life ahead of you!”

В отдельных случаях переводчик дает описательный перевод (от развернутого до краткого), иногда даже изменяя грамматическую форму числа:

Ризничий (ед.ч.)

 

monks (мн. ч.) who keep the altar clean as well as the churches, making sure that everything needed for the service is ready

Будильщик

the “wake-up” monk

Или же использует подходящий английский эквивалент:

Казначей

Treasurer

День Ангела

the name day

Впрочем, помимо церковных реалий встречаются еще и вполне бытовые, которые тоже нужно каким-то образом пояснять. Скажем, «большая умывальная комната» [в монастыре] — это не просто “a large bathroom. Такой перевод указывал бы лишь на площадь помещения, но не на количество умывальников, поэтому важно уточнить: “a large communal bathroom” — ванная комната, в которой могут одновременно умываться несколько человек.

Ну и такая простая, казалось бы, деталь как банка малинового варенья. В русской культуре — это не банальное лакомство, а выражение трогательной заботы. Потому в переводе не лишним будет уточнить, что это «народное средство от простуды».

с банкой малинового варенья

jar of raspberry jam, our Russian cold medicine

Интересный пример с «пересадками» в московском метро. Каждый, кто хоть раз испытал это на себе, хорошо понимает, о чем речь. Но как объяснить это неискушенному гостю? И вот тут разворачивается убедительная иллюстрация c неизбежной давкой и длинными переходами:

После похода в храм мы в самый час пик спускаемся в метро и с пересадками добираемся на московскую окраину. Оттуда, как бабка и обещала, трясемся сорок минут, зажатые в переполненном автобусе.

Then, after the expedition to the church, off we went in the other direction, jam-packed like sardines in the crowded Moscow Metro at rush hour, standing all the way and with several long walks to change train lines through the jam-packed corridors, and then standing that way as we rode all the way to the end of the line, on the very outskirts of Moscow.

 
Исторические реалии, советизмы

Порой в переводе появляются некоторые уточнения, которые, на первый взгляд, необоснованны. Например,  почему храм, в котором случился пожар, в переводе назван «маленьким»? Только несколько абзацев спустя становится понятно, что речь идет о Малом соборе Донского монастыря, а переводчик заранее указывает на это в тексте. 

Она-то и увидела вспышку в окне храма и сразу позвонила в пожарную часть.

It was she who had fortunately noticed the flames in the window of the little church and had immediately called the fire brigade.

Именно в период второго, затянувшегося ремонта Малого собора Донского монастыря и были обретены мощи святителя.

For it was during the second and much lengthier restoration of the Small Donskoy Cathedral that the relics of the Patriarch Tikhon were found.

При переводе советизмов (реалий, характерных для советского времени) подход используется индивидуальный. «Пионервожатая» может быть переведена и как “leader of my Young Pioneer group”, и как “elementary-school atheism teacher”. В первом случае важно подчеркнуть, что речь идет о юношеской организации, а во втором — какие представления эта организация внушала детям.

моей школьной еще пионервожатой Марины

the leader of my Young Pioneer group (a Communist scouting organization).

 или все же дураки — мы с нашей пионервожатой Мариной

 we Soviets —along with our elementary-school atheism teacher Marina?

 
Имена собственные, топонимы

Имена собственные обычно сопровождаются пояснениями. Мало ли кто-то не знаком с работами Н. В. Гоголя или никогда не слышал о старинном купеческом роде Оловяшниковых? 

духом Гоголя

“the spirit of Gogol” (the great Russian nineteenth-century author)

На Патриархе были те самые знаменитые облачения, сделанные на фабрике Оловянишниковых.

The Patriarch was wearing the very same famous vestments that had been made in the factory of the Olovyanishnikov merchant brothers.

 При переводе российских топонимов к имени собственному добавляется или английский эквивалент, или краткая историческая справка. Скажем, Царское село названо «императорской деревней», а также уточнено, что Херсонес находится на полуострове. 

Когда Владыка находился уже в преклонных летах, в одном из странствий Господь привел его в Царское Село.

When the bishop was already in his declining years, God gave him the chance to return to the Imperial village of Tsarskoye Selo.

Он принимал участие в обретении мощей преподобного Амвросия Оптинского, занимался раскопками в Дивееве и на Херсонесе.

He had been responsible for the location of the remains of St. Ambrose of Optina, and had also carried out excavations in the Monastery of Diveyevo and in the Chersonese peninsula, where there used to be Scythians, as well as ancient Greek colonies.


Фразеологизмы, пословицы, поговорки

Интересным образом передаются разного рода языковые реалии. Иногда сердце и душа в оригинале и переводе меняются местами: «Бог в душе» становится «Богом в сердце».

имея, что называется, Бога в душе

as long as we had God in our hearts, so to speak

отвести душу

relieve their hearts

Особо стоит отметить тюремный сленг, над переводом которого особенно приходится поломать голову. В некоторых случаях выражения остаются непереведенными без ущерба для смысла. 

«Конторка Глубокого Бурения», так называли тогда КГБ, ему особо ничего сделать не должна.

The KGB wouldn’t really be able to do anything particular against him—probably.

Иногда удается перевести почти дословно, но с пояснением, что так говорят «на зоне»: 

Вот тогда-то отец Иоанн и сказал, очень жестко:
— Все просто: не верь, не бойся, не проси.

In reply, in a very cool and practiced manner, Father John pronounced the famous zek creed: “don’t believe, don’t fear, don’t beg.”

Или перевод реалий дается без пояснений, общими словами, не пугая читателей подробным рассказом, например, о «пресс-хатах». 

Я орал на Колю в телефонную трубку минут десять, но тот, прошедший тюремные допросы и «пресс-хаты», объяснил мне как маленькому...

I yelled at Kolya over the phone for about ten minutes, but for somebody who had undergone torture and interrogation in prison, a mere scolding was nothing. He explained to me as if I were a little kid...

 ***

Мой преподаватель математики всегда подчеркивал, что читает книги только в подлиннике, потому что «перевод — это творчество двух людей, а слушать одновременно двух собеседников — невозможно». Но, поверьте, читать «Несвятые святые» на английском — даже со словарем — огромное удовольствие, ничуть не меньшее, чем чтение на языке оригинала.

Анастасия Соминова